Алексей Васильевич Ганзен. Новые страницы жизни и творчества

(Сборник докладов и статей Феодосийской научной конференции.1992г.)

Последние пять — семь лет со страниц газет и журналов мы, живущие в бывшем Союзе, часто слышим в свой адрес: "Иваны, не помнящие родства". Меня всегда обжигала эта фраза, т.к. не по своей воле родословная моих предков была за семью печатями. И какую радость теперь испытывает вся семья, получая драгоценные письма из архивов.

Родословная Алексея Васильевича Ганзена, по мере того, как мы получали все новые и новые документы, была радостью открытия совершенно неизвестных страниц его жизни. В своем лице он соединил два рода: род Айвазовского по линии матери — Марии Ивановны Айвазовской и род Ганзенов по линии отца — Вильгельма Львовича Г анзена.

Несколько слов о Ганзенах. Найти или восстановить полностью родословную Ганзенов нам пока не удалось. Но точно известно и документально подтверждено, что дед Алексея Васильевича по отцу — Лев (при крещении Лудольф) Васильевич Ганэен (шведского происхождения) был Саксонским генеральным консулом в Одессе и имел в Одессе домовладения. Отец — Вильгельм Львович Ганзен — получил образование в Ришельевской гимназии, служил и вышел в отставку действительным статским советником России, был награжден несколькими орденами, относился к купеческому сословию I гильдии. Вильгельм Львович был единственным семейным человеком из четверых детей Саксонского генконсула. Он и Мария Ивановна имели дочь Юлию — 1874 года рождения и сына Алексея — 1876 года. Юлия, выйдя в 1898 году замуж за морского атташе немецкого посольства, жила в Риме. Умерла в 1907 году в возрасте 33 лет. Похоронена на католическом кладбище в Риме. Семья ее была бездетна.

Благодаря семье Арцеуловых, сохранились две чудесные фотографии "Юля и Аля в детстве" и "Юлия с мужем", копии которых они предоставили галерее. В последнее время я усиленно занимаюсь поиском документов и сведений о судьбе Вильгельма Львовича и Марии Ивановны Ганзен, которые в 1914—1915 годах выехали из России в Цюрих, а затем в местечко Беу Хомбург близ Стокгольма. Нет ни даты их кончины, ни места захоронения.

Алексей Вильгельмович Ганзен получил образование в Одесской и Ришельевской гимназиях, затем окончил юридический факультет ныне Одесского университета с дипломом II степени. В это же время занимается живописью. В зарубежных библиографических источниках, вышедших до революции, значится как ученик Айвазовского. Живопись определила его дальнейшую судьбу. Он уезжает вначале в Мюнхен, а затем в Берлин работать под руководством известных профессоров Карла Зальцмана и Поля Мейергейма. Впоследствии художник Эжен Брехт увозит его в Дрезден, где Ганзен изучает живопись, офорт, гравюру и "технологию искусств". В конце 1902 года Ганзен получил дипломы Берлинской и Дрезденской Академий Изящных Искусств. После поездки в Геную и 2-х лет лечения в Давосе он приехал в Париж, где, как он сам признавался, "с энтузиазмом учился под руководством "метров" того времени Робер-Флери и Жюля Лефевра". Он состоит членом "Международной Ассоциации акварелистов", "Ассоциации гравюры", а также членом "Русского общества художников в Париже".

В клубе общества имелось много картин русских художников: Беггрова, Коровина, Боголюбова, других, а также Ганзена. В 1905—1907 годах Париж, ранее воздавший почести молодому Айвазовскому, через почти 70 лет принял и оценил одного из его внуков: в Салоне на Елисейских полях была выставлена работа Алексея Ганэена "Черное море". Доступ в Салон был сопряжен с большими трудностями, но выставленная работа "Черное море" получила награду "Mention honorable". В декабре 1910 года газета "Биржевые ведомости" отмечала: "...Превосходный рисовальщик в своей области и живописец, он изумляет всех своей исключительной продуктивностью. Только разве его дед Айвазовский да Юлий Клевер могли писать так быстро и в то же время с такой артистической законченностью. ...Из года в год он появляется в салонах со своими картинами всевозможных размеров, начиная с крохотных досточек похитоновского типа и кончая гигантскими маринами в десять-двенадцать метров".

Картины Ганзена уходили сами собой и не только с выставок, но и прямо из мастерской. А основным рынком стала Америка. Весной 1908 года корреспондент газеты "Одесский листок" побывал в Париже в Galerie des artistes modernes, где шла подготовка к выставке картин Алексея Ганзена. В моих исследованиях это самая ранняя публикация критики на творчество Ганзена, которую мне удалось отыскать. Корреспондент увидел приготовленный материал в мастерской художника. Поразило его, как одинаково свободно Ганзен применял масляные краски, акварель, гуашь, офорт, уголь. "Глубокое знание конструкции воды в движении, — писал корреспондент, — глядит во всех картинах и рисунках Ганзена. Это его громадный плюс, этим он выдвинулся на последнем салоне в Champs Elysees, и это позволяет ему задаваться крупными задачами, как, например, громадный триптих "Жизнь-Борьба-Смерть".

О признании таланта художника говорит и тот факт, что тогда же, в 1908 году, Французская Республика приобрела картину Ганзена "Apres L'orage", которую впоследствии подарила Мадриду.

"Небольшие марины Ганзена, то с бурным прибоем, то с прозрачной, набегающей на берег волною не застаивались ни в ателье, ни на щитах Салона. Чувство и понимание прозрачной и нежной зеленоватостй ее унаследовал Ганзен от своего деда Ивана Константиновича Айвазовского. На глазах своего внука Алеши дед — чародей с густыми бакенами писал волшебные марины свои, писал с быстротой изумительной", — так писал Николай Брешко-Брешковский, лично знавший Ганзена. В 1912 году Французское правительство пожаловала русскому художнику Алексею Васильевичу Ганзену французский знак отличия "Officier d'Academie". 1908 — 1909 годы насыщены памятными событиями и плодотворнейшей работой. 11 июня 1908 года Вильгельм Львович так начинает свое письмо к сыну: "Дорогой мой Аля. Твое огромное сногшибательное письмо я сегодня получил и ты себе представить не можешь как оно с места в карьер, меня огорошило. Все это у тебя так стремительно, ловко, умно и практично совершается". Взволновало отца желание сына принять участие в историческом событии. В 1909 году по велению Императора Ганзен принял участие в кампании крейсера "Адмирал Макаров", сопровождавшем Императорскую яхту "Штандарт" во время встречи Николая II с императором Германии, королем Англии и президентом Французской Республики. Все более или менее интересные моменты путешествия запечатлены Ганзеном на 60-ти этюдах, а один, изображающий яхту "Штандарт", был подарен Императору. Труд художника во время путешествия был отмечен подарком — булавкой в виде Российского Герба с бриллиантами. Николай II пригласил Алексея Васильевича на службу в Морское Министерство, это и решило его переезд из Парижа в Россию. И уже в конце 1909 года он предпринимает поездку в Крым и на Кавказ.

Весной 1910 года Ганзен открывает выставку своих работ в галереях "Inaternational Arts Gallery". Им было представлено 52 картины маслом, 12 акварелей, из которых несколько огромных размеров, и 9 офортов. Газета "Новое время" от апреля 1910 года (№ 12242) отмечала: "Художник, даже сравнительно прошлым летом, сделал большие успехи, предъявляя сам к себе большие требования, стараясь победить все большие трудности. При его несомненном таланте, и при таком его серьезном отношении к труду, можно уверенно сказать, что из г. Ганзена выработается крупный, достойный его деда, маринист. Уже и теперь я не знаю из русских изобразителей моря ни одного, кто мог бы с ним потягаться. Ганзен поэт и труженник в то же время" (И. Яковлев).

Летом 1910 года Алексей Васильевич приезжает в Одессу и привозит с собой из Парижа свой бронзовый бюст, выполненный Бернштамом. Хорошее и участливое отношение Бернштама к молодому художнику в своих письмах неоднократно отмечал Вильгельм Львович Ганзен. И в возвращении Алексея Ганзена в Россию есть и доля участия Бернштама. С 1910 года начинается новый период жизни, который отмечен участием Алексея Васильевича в разного рода попечительских обществах. За свою благотворительную деятельность на благо детских приютов, обществ попечения о бедных Ганзен был избран Почетным членом Петроградского Совета детских приютов и Шлиссельбургского Уездного Попечительства детских приютов. Он был награжден орденами Анны III степени, Станислава II и III степени, а также медалью в память 300-летия дома Романовых. Алексей Васильевич являлся членом Всероссийского национального клуба, членом различных обществ и комиссий. Живя в Петербурге, "на пятницах" Куинджи и "на понедельниках" акварелистов Ганзен в час с минутами заканчивал довольно большие марины для благотворительного аукциона в пользу бедных и престарелых художников. ("Театр и жизнь". 1929 г.) Начиная с выставки 5 января 1911 года, где Алексей Васильевич выставил 11 акварелей различных мотивов и величин, он постоянный участник выставок и продаж картин в России.

В это же время его захватила идея создания художественного музея в городе Одессе по подобию галереи деда. В архиве Ганзена и в Одесской публичной библиотеке сохранилась статья, опубликованная в газете "Одесский листок" в сентябре 1910 года. В ней говорится, что вопрос о создании такого музея обсуждался на совещании с участием Н.К. Рериха, А.А. Ростиславова, Б.М. Кустодиева, И.А. Билибина и других художников. "...Но приступить к практическому осуществлению этой идеи не удалось. Петербургу не суждено было иметь этот музей. Как это ни странно, но такого рода музей суждено иметь Одессе, которая получила его благодаря энергии молодого художника А.В. Ганзена".

Газеты 1910—1911 годов наперебой сообщали читателям о той работе, которую вел Алексей Васильевич по созданию музея в родной Одессе. Здесь я не могу не сказать о том, что коллекционирование было в семье Ганзенов традицией. В 1884 году на выставке картин, устроенной "Обществом Изящных Искусств" в Одессе Вильгельм Львович Ганзен выставил 4 картины: художников Мещерского, Филиппова и две работы Рафальта. В 1888 году на выставке произведений искусств и редких вещей в Одессе он выставляет две работы Айвазовского одного названия "Морской вид", а также работы Менацци, Эберле и Рафальта. Вильгельм Львович участвовал и в выставке картин и этюдов в пользу пострадавших от неурожая, организованной в Одессе в 1892 году, где выставил акварель Балестеро "Венеция вдали".

К сожалению, проведенные мной исследования не дали пока ответа, что же стало с коллекцией Алексея Васильевича. В интервью с персональной выставки в Париже в 1929 году он сказал: "Никто не знает, что сталось с моей собственной коллекцией в Одессе, где находились около 400 картин, среди которых уникальные полотна мастеров Возрождения". Период жизни с 1910 года прошел как утверждение себя в России, ведь до этого художник "почти не появлялся в своем Отечестве, весь раскупаемый, до последнего холстика, Парижем Америкой и Англией". Выставки в России, работа в архивах, портах и на кораблях. Итогом работы стал альбом "Российский Императорский флот".

Ганзен навсегда остался художником Морского Министерства флота. Так его именовали и в каталогах выставок, состоявшихся после революции. А на стенах его виллы на одной из наших семейных фотографий рядом с пейзажами можно увидеть один из линейных кораблей Черноморского флота, работу, выполненную в 1915 году и чудом вывезенную в Югославию.

1917 год круто изменил жизнь. Потрясение революцией осталось незаживающей раной В январе 1920 года из Одессы на пароходе "Рио-Парзо" Алексей Васильевич вместе с женой Олимпиадой Владимировной через Салоники прибыл в Королевство Югославия. Уже на пароходе Алексей Васильевич взялся за кисти. В кратчайшие сроки была проделана большая работа, которая позволила ему принять участие в выставках в Загребе и Белграде, а в 1922 году он выставляется в Праге, затем в Бухаресте, Риме. Его картины приобретают короли Югославии и Румынии, королева Италии. Алексей Васильевич совершает путешествие в Южную Америку: Буэнос-Айрес и Рио-де-Жанейро. И, наконец, в 1929 году персональная выставка в Париже, уже вторая, на этот раз в галереях Жоржа Пти. Восторженный прием и отзывы критики. Ирина Александровна Бубнова, дочь профессора Военно-Морской Николаевской Академии, сообщила, что в эти годы совместно с ее отцом Ганзен иллюстрирует "Историю военно-морского искусства", вышедшую на хорватском языке, автором которой был ее отец - контрадмирал А.Д. Бубнов.

55 лет назад, в октябре 1937, года Алексея Васильевича не стало. Он похоронен в Дубровнике на православном кладбище рядом с внуком, женой и многими русскими. На каменной плите лежит мраморная палитра, на которой надпись: "Художник Алексей Васильевич Ганзен".

На фотографиях же он навсегда остался таким, каким описал его журналист Юлиан Поплавский: "Внимательно вглядываясь в крепкую фигуру этого художника-мариниста, напоминающего настоящего морского волка, сошедшего со страниц романов Джека Лондона я думал: "Седеющая голова и сияющие глаза шестнадцатилетнего!".

И.Ф. Касацкая

Последние статьи

Все статьи

Картины художника – мариниста Алексей Ганзена. Темы, события, истории картин.

По воспоминаниям современников художник-маринист Алексей Васильевич Ганзен (1876-1937) был высокообразованным, культурным европейцем, творившим искренно и бескомпромиссно, упорно трудившимся над всякой «мелочью» от молодых лет до смерти.

Читать полностью

Айвазовский – чистокровный армянин, или Буря в стакане воды по-турецки

Стены президентской резиденции Турции украшены полотнами выдающегося мариниста армянского происхождения Ивана (Ованеса) Айвазовского. Об этом свидетельствуют многочисленные фотографии с места официальных встреч президента Реджепа Тайипа Эрдогана.

Читать полностью