ЦВЕТ БОЛИ - так называется книга-альбом заслуженного деятеля искусств РА Шаэна Хачатряна, посвященная 95-летию Геноцида армян в Османской Турции

(http://golosarmenii.am/ru/19976/society/3109/)

Настоящий альбом - первая и не претендующая на полноту попытка собрать воедино посвященные теме Геноцида работы армянских мастеров, - говорит Ш.Хачатрян. - Помимо того, в предисловии помещены также рисунки французских художников, опубликованные в свое время в парижских газетах. Первыми в связи с кровавыми событиями в Западной Армении с болью и гневом возвысили голос прославленный маринист Ованес Айвазовский и родоначальник армянской исторической живописи Вардгес Суренянц. Касалось это Геноцида 1895 года, жертвами которого пали сотни тысяч армян. Мечтавший, что вслед за Грецией, Болгарией и Балканскими странами освободится также его родная Армения, Айвазовский поместил свои рисунки в снискавшем всероссийскую известность большом томе "Братская помощь пострадавшим в Турции армянам". Затем написал полотна "Резня в Трабзоне", "Армян заживо бросают в море", "Трагедия в Мраморном море" и "Сожжение греческих повстанцев", выразившие его протест против турецких зверств. Особенно ярко чувства художника воплотились в его последних "бурях", полотне "Приезд Байрона к мхитаристам". А 2 мая 1900 года скоропостижная смерть мастера оставила незавершенной картину "Взрыв турецкого корабля".

В те же годы появляются широко известные работы Вардгеса Суренянца, среди которых особое место занимают картины "Попранная святыня", "Убийство девушек", "Шамирам у тела Ара Прекрасного". Когда-то заняться искусством юного Суренянца благословил Айвазовский. В его студии получила крещение также целая плеяда маринистов, в их числе удостоенный во Франции ордена Почетного легиона Вардан Махохян. Всякий раз, когда этот чудом спасшийся от резни в Трабзоне художник раскрывал на Лазурном берегу свою палитру, в нем оживала перенесенная в детстве трагедия. Тоской и одиночеством, которыми дышат марины Махохяна, проникнута и его скрипичная сюита "Скорбь Армении": он иногда исполнял ее с симфоническим оркестром в городах Прованса. Те же чувства преобладают в морских пейзажах известных во Франции художников Арсена Шабаняна и Шарля (Карапета) Атамяна.

Боль трагедии отражена также в творчестве Егише Тадевосяна ("Перед странствиями", 1895). Спустя годы художник задумал воплотить на полотне образ своего друга - ученого монаха и композитора Комитаса. Эскизный вариант портрета он написал на склоне Арагаца. Верный своему импрессионистскому принципу - смотреть на мир сквозь призму света - в 1915 году Тадевосян создал картину по мотивам героической самообороны горы Мусадаг, где покидающие родину армяне изображены лунной ночью на спасшем их французском корабле. Откликнулись на всенародное бедствие видный пейзажист Геворг Башинджагян и жанровые художники Амаяк Арцатбанян, Аким Аванесов, участник героической самообороны Вана Фанос Терлемезян...

В блестящем созвездии талантливых мастеров, испытавших на себе армянскую трагедию, особое место принадлежит Аршилу Горки. Ему было всего одиннадцать, когда он вместе с тысячами беженцев очутился в Ереване. Здесь от голода и лишений умерла его мать, а в 1920 году он с сестрой уехал в США. В период исканий Аршил Горки создал изумительную по красоте и эмоциональности картину "Художник и его мать". Краски того полотна - почва, на которой выросли шедевры художника абстрактного периода. В Музее американского искусства в Уитни, где я видел эту картину, нет, на мой взгляд, полотна более завораживающего и магического.

Горькие воспоминания сиротства, гибель родных, увиденные воочию зверства, естественно, не могли не отразиться и в творчестве замечательного художника Зарэ Мутафяна.

После Геноцида с собранными в Москве лекарствами в Эчмиадзин приехал помочь соотечественникам еще молодой, однако уже широко известный в России Мартирос Сарьян. Состояние беженцев, изнемогавших от эпидемий и голода, потрясло художника. Певец жизнерадостной палитры, Сарьян в том же году первый и единственный раз в жизни написал портрет поэта Александра Цатуряна в черных, траурных тонах. Позднее, иллюстрируя роман Е.Чаренца "Страна Наири", Сарьян уподобил смертоносному землетрясению изгнание армян из родного Карса. В том же духе он оформил обложку "Детства и отрочества" Гургена Маари, уроженца Вана. Образ страны - гора Сипан и озеро Ван, древняя крепость и сады Айгестана - прекрасная колыбель народа, расставание с которой надрывает сердце.

Геноцид застал старшее поколение художников (Вано Ходжабекян, Саргис Хачатрян) уже в зрелом возрасте. Их творчество, посвященное всенародной трагедии, подкупает исповедальностью и разнообразием форм. К примеру, приехавший из Франции Саргис Хачатрян отразил в серии работ быт ютящихся в Араратской долине беженцев. При этом душевная боль сочетается у него с известной долей оптимизма: это отражается в картине, запечатлевшей, как в песках пустыни Дейр-эз-Зор подростки учат родной алфавит.

В альбоме нашли место репродукции картин "Дорога армянской крови", "Безмолвие руин", "Разрушенный город" Мелкона Кебабджяна, отразившие тему Геноцида работы Эдгара Шаина, Акопа Коджояна, Аршака Фетваджяна...

Диаспора начинала свое существование с горькой памяти о резне и беженстве. Кое-кто из художественно одаренных юношей поступил впоследствии в европейские академии, начал выставляться. Примечательно, что многие молодые армяне, связанные с авангардистскими течениями, пошли в искусстве своим путем. Их самобытность оценили по достоинству. Во Франции это Левон Тютюнджян (родом из Амасии), Петрос Контраджян (из Эдессы), Гарзу (из Халеба), Ваге Экимян (из Орду), Заре Мутафян (из Самсуна), Оник Аветисян (из Египта), Бюзанд Коджаманян (из Трабзона), Ашот Зорян (из Керасуна), Арутюн Галенц из Ливана, Жирар Орагян (Италия), Левон Минасян и многие другие.

Талант переживших Геноцид художников окреп и расцвел благодаря памяти о детстве. Но, побывав на пороге смерти, они не ограничивались в своем творчестве мотивами грусти, одиночества, горечи, в их работах пульсировала неодолимая вера в победу жизни, добра. Вспомним работы Арутюна Галенца, Мартироса Сарьяна - сколько в них жизнеутверждающей силы, красоты. Эмоциональное состояние переживших Геноцид художников унаследовали мастера следующего поколения - Жансем, Папаз (Акоп Папазян), Ришар Жеранян, Артавазд Берберян, Морис Тер-Маргарян во Франции, Артур Саакян в США, Поль Киракосян и Григор Норикян в Ливане, Акоп Акопян в Египте.

Эхо национальной трагедии отразилось и в творчестве современных армянских живописцев - Эд.Исабекяна, С.Галстяна, Ов.Зардаряна, С.Сафаряна, М.Седракяна, Гр.Агасяна, а также более молодых - Токмаджяна, Г.Сиравяна, Э.Арцруняна, А.Сукиасяна, А.Ованесяна, Р.Атаяна, В.Подпомогова.

На известном полотне Саргиса Мурадяна "Комитас. Последняя ночь" окутанная красным атмосфера - это прозрачная метафора кровавого злодеяния. А в иллюстрациях Григора Ханджяна к поэме Паруйра Севака "Неумолкаемая колокольня" гениальный музыкант всегда среди народа, как пастырь с его вдохновенной песней. Но надвигается резня - и свет меркнет, воцаряется тьма...

Трудно не вспомнить Минаса, который часто приходил к нам домой, слушал рассказы моего отца о Геноциде. Словно найдя зеркало, через которое увидел трагическое прошлое, он создал свою знаменитую картину "Дороги. Воспоминания родителей", сгоревшую во время пожара. В картине нет ни жертв, ни крови - только горе, принявшее образ женщин, которые бегут, падая в изнеможении на землю.

Среди художников следующего после Минаса поколения выделяю Гаяне Хачатурян. Подлинным источником ее фантастических видений были материнские рассказы о красоте Гохтана - отнятой у нас в советское время исторической области в самом сердце Армении, на территории нынешней Нахиджеванской автономии. В наше время там уничтожены почти все церкви и тысячи хачкаров. Эти горькие рассказы всегда пульсировали в душе Гаяне, именно ими навеян "Реквием", который она посвятила матери.

Так, благодаря вере в бессмертие народа болезненная память о беспримерной национальной трагедии воплотилась в образы, освещающие далекую, полную неисчерпаемого смысла перспективу.

Суббота, 24 Апрель, 2010, N 43 (19976) «Голос Армении»

Наталия ГОМЦЯН

Последние статьи

Все статьи

Картины художника – мариниста Алексей Ганзена. Темы, события, истории картин.

По воспоминаниям современников художник-маринист Алексей Васильевич Ганзен (1876-1937) был высокообразованным, культурным европейцем, творившим искренно и бескомпромиссно, упорно трудившимся над всякой «мелочью» от молодых лет до смерти.

Читать полностью

Айвазовский – чистокровный армянин, или Буря в стакане воды по-турецки

Стены президентской резиденции Турции украшены полотнами выдающегося мариниста армянского происхождения Ивана (Ованеса) Айвазовского. Об этом свидетельствуют многочисленные фотографии с места официальных встреч президента Реджепа Тайипа Эрдогана.

Читать полностью