Иван Айвазовский и его феодосийский дом

(«Вестник администрации.Кронштадский район» №27 от 27 июля 2007г.)

Заслуженный деятель культуры Армении Шаэн Хачатрян в своем письме однажды написал мне, что «искусство есть «красивый обман», сможешь достичь глубокой красоты этого «обмана», понять его идейную сущность, силу его воздействия, остальное чепуха…». И вот уже более 15ти лет я постигаю науку искусствоведения и по - своему, через философию бытия и тонкого чувственного восприятия, я исследую в первую очередь влияние микросоциума, событий и обстоятельств на творческую деятельность художника – мариниста Алексея Ганзена и его великого деда И.К. Айвазовского. Я не рассматриваю людей в отрыве от происходившего. Я рассматриваю происходившее, через призму творчества.

Тема «Иван Айвазовский и его феодосийский дом в воспоминаниях потомков» - это своего рода итог поиска материалов, документов и в первую очередь той информации, которой располагают сегодня представители рода Ивана Константиновича Айвазовского.

Последним из потомков Айвазовского, кто с большой любовью вспоминал дом в Феодосии, в котором родился и провел детские годы, была Татьяна Николаевна Лампси (в замужестве Кравцова) – внучка третьей дочери Айвазовского Александры. Она рассказывала о помещениях и комнатах дома, который был построен её прадедом и, в котором ныне размещается Национальная картинная галерея имени И. Айвазовского так, как будто она была здесь только вчера. Самым сложным для нее было восприятие собственного дома в качестве музея. И с особой теплотой она говорила о том, что ее отец Николай Лампси одно время заведовал галереей прадеда.

Внук Айвазовского Алексей Васильевич Ганзен - художник-маринист, профессор, художник Морского Министерства России, сын второй дочери Айвазовского Марии, оставил в своих воспоминаниях беспокойство за сохранность картин Феодосийской галереи деда в период революции и гражданской войны.

В интервью, которое Алексей Ганзен дал летом 1929 года во время своей персональной выставки в Париже он сказал: «Покидая Крым, в качестве внука величайшего мастера среди русских маринистов И.К. Айвазовского, я пытался спасти художественные сокровища Феодосийского музея, где находились 57 известнейших полотен, но они были сняты с рам и отправлены в Симферополь, где я думаю и затерялись».

Галерея деда была для Алексея Ганзена эталоном, который ему хотелось перенести в родную Одессу. Об этом, начиная с 1910 года, сообщали российские газеты, которые писали о том, что в «своем собственном доме в Одессе Ганзен хочет устроить галерею картин деда для бесплатного осмотра публикой». И таким образом «картины Айвазовского не разбредутся по белу свету, а будут сгруппированы в столице Новороссийского края". 

Самыми интересными и насыщенными событиями воспоминаниями, связанными с историей жизни дома, галереи и самого И.К. Айвазовского, являются воспоминания внука Александра Айвазовского. Первая дочь И.К.Айвазовского - Елена имела троих детей от брака с Пеолопидом Латри. Это сыновья Михаил и Александр и дочь София.

Михаил Латри, закончив Академию художеств по классу пейзажа у А.И. Куинджи, как и Алексей Ганзен стал профессиональным художником. Его брат Александр Латри, заканчивая кадетский корпус, по желанию И.К. Айвазовского и с благословения Императора Николая II, единственным из внуков, получил разрешение носить фамилию великого живописца. 

Александр Айвазовский оставил воспоминания «Из далекого прошлого… И.К. Айвазовский» о своем деде и семье: «Айвазовский был отцом моей матери. Имея четырех дочерей и ни одного сына, он в последний приезд в Петербург, незадолго до своей смерти, просил Николая II передать его фамилию мне, как сыну своей старшей дочери. Так с шестнадцати лет я стал Айвазовским". О доме в Феодосии, Александр пишет: «Дом его, для того маленького, провинциального городка, каким тогда являлась Феодосия, был очагом культуры». 

Через все воспоминания проходит словесный портрет Айвазовского. При этом сам Александр Айвазовский говорит, что «этот «осколок прошлого» - так он называет деда,- был настолько своеобразен для нашего времени». Он рассказывает об Айвазовском как об «артистической натуре» и тут же добавляет – «человек минуты». И, наверное, совсем точная характеристика в словах: «Непокорный, властный, независимый он, при умелом обращении с ним, мог быть очень и очень послушным". К этому портрету Ивана Константиновича, можно добавить, что Айвазовский, как пишет Александр, «любивший чтобы в часы веселья все были довольны и веселились, не стесняясь его, в обычное время был строг и требователен».

Особое место в воспоминаниях занимает описание приготовления бала в феодосийском доме художника в честь предстоящей женитьбы внучки Айвазовского Софии Латри. Из комнат делались гостиные. В белом зале, где стояли «голубые диванчики на золоченных ножках», садовники устраивали на стенах «пано» – «выписывая» якоря из лиловой сирени. На половине, принадлежавшей Ивану Константиновичу, находилась «арабская комната», большой желтый зал, красная гостиная, откуда можно было пройти в галерею, где во время балов накрывали для ужина огромнейший стол.

И конечно, как и многие авторы, Александр Айвазовский отмечает: «дедушка смотрел на Феодосию, как на свой собственный город» и при этом Иван Константинович «относился к городу так же строго, как и ко всему у себя дома».

Воспоминания Александра Айвазовского – это не единственное произведение, которое он оставил и, которое бережно хранит Генри Сенфорд – праправнук И.К. Айвазовского. Поэзия стала важной стороной творческой натуры Александра. Стихи внука И.К. Айвазовского полны романтизма и чувственно душевны. Среди них есть посвящение «России»
     Нет, верь же мне –
     Под крыльями Двуглавого Орла
     Окрепнет вновь Российская Держава, 
     И вновь могущество ее и слава
     Знакомым блеском разгорится,
     Чтоб сын мог Матерью гордиться.

Особое место в творчестве Александра Айвазовского занимают стихи, посвященные Александру Сергеевичу Пушкину и любовная лирика, среди которой есть одно, не только лирическое и чувственное, но и весьма музыкальное:
    Я буду ждать тебя, когда уснет природа,
    Замолкнет пенье птиц, настанет тишина…
    И среди звездного, таинственного свода, 
    Задумчиво взойдет далекая луна.
    Я буду ждать тебя, когда цветы ликуя,
    Что жаркий день прошел, польют свой аромат
    И соловей в кустах, рыдая и тоскуя,
    Наполнит трелями уснувший, старый сад.
    Я буду ждать тебя в беседке, в конце сада,
    Где раннею весной срывали мы сирень, 
    Где мхом покрытая старинная ограда 
    Бросает от луны узорчатую тень.
    Я буду ждать тебя с восторгом, с нетерпеньем,
    Ловя твои шаги, ловя малейший шум
    И верю – ты придешь, чтоб чудным сновиденьем
    Мне облегчить тоску моих мятежных дум. 

И было бы совсем неправдоподобно, если бы Александр, единственный из внуков, носящий фамилию столь знаменитого деда, не посвятил стихотворение Ивану Константиновичу Айвазовскому. Оно так и называется «Художнику-маринисту И.К. Айвазовскому» и до революции было опубликовано в журнале «Нива»:
    Ревело море…Вал седой
    О скалы с шумом разбивался,
    И с ветром вой его сливался,
    Грозя несчастьем и бедой.
    Утихло море…Даль манила
    Простором, негой, тишиной…
    Но и под стихнувшей волной
    Таилась дремлющая сила…

Возможность прикоснуться сегодня к миру, в котором жил и творил великий «певец моря» и живописец Главного морского штаба России, узнать о нем больше как о человеке, который был “крестным отцом “ большей части населения города Феодосии, попечителем женской и мужской гимназий значит лучше постичь его внутренний мир. Действительный тайный советник Иван Константинович Айвазовский, а это звание в табели о рангах Российской империи соответствовало чину адмирала, был непосредственным участником строительства железной дороги и морского порта в Феодосии. Им были произведены раскопки скифских курганов, построен Археологический музей, а из его имения проведена вода для жителей Феодосии. Для жителей родного города Иван Айвазовский выстроил художественную галерею для бесплатного посещения. 

Невозможно огласить весь список того, что удалось сделать одному человеку и чего хватило бы на несколько жизней. Недаром на склепе И.К. Айвазовского сделана надпись: “Родился смертным, оставил по себе бессмертную память”.

к.и.н. И.Ф. Касацкая

Последние статьи

Все статьи

Картины художника – мариниста Алексей Ганзена. Темы, события, истории картин.

По воспоминаниям современников художник-маринист Алексей Васильевич Ганзен (1876-1937) был высокообразованным, культурным европейцем, творившим искренно и бескомпромиссно, упорно трудившимся над всякой «мелочью» от молодых лет до смерти.

Читать полностью

Айвазовский – чистокровный армянин, или Буря в стакане воды по-турецки

Стены президентской резиденции Турции украшены полотнами выдающегося мариниста армянского происхождения Ивана (Ованеса) Айвазовского. Об этом свидетельствуют многочисленные фотографии с места официальных встреч президента Реджепа Тайипа Эрдогана.

Читать полностью