Музейный воин в профиль и анфас

(http://www.haylife.ru/, www.nv.am/17dec/index/htm)

Совсем недавно появилась новая книга, великолепно изданная “Принтинфо”. Это “Музейный воин” искусствоведа Шаэна ХАЧАТРЯНА. Так назвал его сам Варпет Сарьян. Она “всего” лишь о том, как автор обогатил музейный фонд страны более чем 500 произведениями искусства, в основном армянского, среди которых много раритетных вещей и шедевров. Это единственная в своем роде книга в пространстве отечественной арт-литературы. Кажется, никто еще у нас не брался сообщить обществу, как охотился за картинами, скульптурами, рисунками и эстампами. Никто не рассказывал, как пополнял коллекцию. Интрига и в том, что Хачатрян собирал, как пчела нектар, не для себя, а для музеев страны. “Я никогда не задавался целью записать то, что вы здесь прочтете. Иначе все это было бы давно записано...” — пишет он в предисловии. Решился же написать после того, как пошел ряд облыжных, провокационных в духе 37 года, обвинений в адрес известного искусствоведа и музейщика. Предварительно его “сократили” по возрасту из музея М.Сарьяна и Национальной галереи, где он директорствовал многие годы. Впрочем, это другая история.

Книга, конечно, не только о собирательстве. Несколько страниц автор посвятил своей “куррикулюм вите” — об извилистом пути в искусство, которому он посвятил десятки лет. О пути семьи репатриантов на родину, об обретении родины. “Восемнадцать дней мы ютились на перроне вокзала. Потом нашу семью — в ней было семь человек — поселили в одной комнате в районе, называемым Третьим участком...” Вскоре на школьном утреннике, посвященном Октябрьской революции, он лихо и с энтузиазмом продекламировал стихи Чаренца. За кулисами его крепко побили, а директор бросил: “Сукин сын, нам что, в Сибирь из-за тебя отправляться?” Это была реальная советская действительность. 

Этапным стало назначение его директором Музея М.Сарьяна — Варпет сам попросил об этом. Книга разбита на главы — по музеям и собраниям, которым перепало от щедрот Хачатряна. Как, каким образом, чего ради в Армению попадали те или иные работы. О них — не о всех, конечно, о многих — написаны маленькие истории, иногда чуть ли не новеллы. Очень увлекательное, интересное и полезное чтение. И масса рассыпанной по текстам полезной информации и сведений о людях, ситуациях, фактах, связанных с обретением той или иной вещи: “...Порой убеждая зарубежных коллекционеров подарить произведение, порой через обмен, порой покупая или добывая для покупки средства, порой помогая, чтобы уже приобретенные государством картины заняли нужное место”.

Если кому-то кажется, что все это легко, что зарубежные коллекционеры, даже армяне, так и горят желанием расстаться с излюбленными вещами, часто очень дорогими, то они ошибаются. В любом случае нужен тонкий, нежный подход, умение убедить, раззадорить. Подчас приходилось переступать через гордыню или идти ва-банк — в любом случае быть психологом. 

Так, благодаря усилиям Шаэна Хачатряна, охотника-следопыта, появились в армянских собраниях работы Сарьяна, Башинджагяна, Айвазовского и других маринистов-армян, художников диаспоры — Шаина, Гарзу, Полада, Жансема, Асатура и еще многих — имен десятки, — вплоть до Накяна и сюрреалиста Тютюнджяна. А десятки рисунков Акопа Овнатаняна, добытых у правнучки великого художника! Таких едва ли не детективных сюжетов в книге немало. Одна только история с коллекционером Акопом Ханзадяном, прозванным “месье Домье”, чего стоит, ведь он в итоге подарил Национальной галерее множество гравюр великого француза. Легко сказать “подарил”... Скажут, но ведь все же многие экспонаты достались в дар, даром... Да, но ведь подарили или уступили именно ему, Шаэну Хачатряну... То-то. 

Министерство культуры и музеи с удовольствием пополняли фонды и, думается, с гордостью рапортовали об этом. (Только в Национальной галерее таких шаэновских вещей четыреста.) Но тем не менее с инициатором и непосредственным исполнителем этого пополнения расправились без сожаления. “Наезды” на Ш.Хачатряна приняли отвратительный, злобный характер. Самое ужасное, что они были спровоцированы людьми далеко не безупречными, чей вклад в национальную культуру даже и оценить не представляется возможным, настолько он мал и неинтересен. 

Шаэна Хачатряна отстранили от минкультовских музеев — его опыт, профессиональные навыки, связи с художниками и коллекционерами диаспоры и многое другое оказалось не нужно. “Так завершилась моя 45-летняя трудовая жизнь в ереванских музеях”, — с сожалением отмечает автор. Это, однако, не означает, что он сложил руки. По-прежнему активен: ищет, находит, пишет, издает. “Музейный воин” — книга очередная, но не последняя. Идей, не менее примечательных, немало. Последнее время он занят художественным музеем Св.Эчмиадзина, который, очевидно, назовут “Хримян тангаран”. 

Последние статьи

Все статьи

Картины художника – мариниста Алексей Ганзена. Темы, события, истории картин.

По воспоминаниям современников художник-маринист Алексей Васильевич Ганзен (1876-1937) был высокообразованным, культурным европейцем, творившим искренно и бескомпромиссно, упорно трудившимся над всякой «мелочью» от молодых лет до смерти.

Читать полностью

Айвазовский – чистокровный армянин, или Буря в стакане воды по-турецки

Стены президентской резиденции Турции украшены полотнами выдающегося мариниста армянского происхождения Ивана (Ованеса) Айвазовского. Об этом свидетельствуют многочисленные фотографии с места официальных встреч президента Реджепа Тайипа Эрдогана.

Читать полностью