Поэт Адриатики

(Брянские Известия / 19 октября 1996 / но 213)

В течение 17 лет красоты Адриатики воспевал русский художник-маринист Алексей Ганзен. Дубровник стал ему второй родиной с тех пор, как в 1920 году он поселился в изумительном по красоте месте на берегу залива Груж в Хорватии. На своем автомобиле он объездил все побережье. Его видели в самых красивых уголках Дубровника — будь то Бониново, Сребрено, Комиже или другие окрестности. А спустя некоторое время жители Праги и Бухареста, Рима и Загреба могли любоваться видами Адриатики читая в каталогах: «Художник русского Министерства флота Алексей Ганзен».

2 февраля 1996 года исполнилось 120 лет со дня рождения Алексея Васильевича. Одессит по рождению, шведского происхождения, русский по духу, Аля Ганзен своим рождением соединил два, рода — род саксонского- генконсула в Одессе Льва Ганзена и род великого «певца моря» Ивана Айвазовского. От своих дедов он унаследовал самое главное качество — трудолюбие. Все остальное ему было дано природой. Окончив юрфак Одесского университета, две академии изящных искусств в Дрездене и Берлине, Ганзен учился у Э. Робер-Флери и Ж. Лефевра в Париже и «под их влиянием выработал стиль мариниста как художественную индивидуальность». Всю свою жизнь он не расставался с кистью и палитрой, служа живописи, морю и флогу. «Как сейчас вижу, Ганзен с сигарой в зубах, в сюртуке и в бархатном жилете уверенно действует кистью, как фехтовальной рапирой, а кругом группа гостей с трепетным любопытством следит за «кухней творчества», — писал Н. Брешко-Брешковский, не одну статью посвятивший творчеству художника как до 1917 года в России, так и после— в эмиграции.

Ганзен одинаково свободно применял масляные краски, акварель, гуашь, офорт, уголь. Ему шел двадцать второй год, когда в Париже он получил награду Салона на Елисейских полях за картину «Черное море». За свою жизнь он написал более 3000 больших полотен. Остальные работы не поддаются учету, они разбросаны по всему миру и радуют любителей живописи. Среди них изящные милые миниатюры, тонкие акварели и сепии.

Разрабатывая приемы изображения волн, Ганзен «лепил их из глины, отливая из подкрашенного парафина, полировал сапожной щеткой и, осветлив, писал как натюрморт». Это было совершенно необычно при живописи марин. «Никогда не выполнял Ганзен свои работы по фотографии. Многочисленным картинам художника предшествовало множество этюдов на пленере, а в особенности изучение «анатомии» моря, разнообразия морских волн» (И. Шишевич).

«Весь раскупаемый, до последнего холстика Парижем, Америкой и Англией», Ганзен вернулся в Россию из Парижа в 1910 году. Основную тему в его творчестве в это время занял флот. Еще в 1909 году из путешествии на крейсере «Адмирал Макаров», сопровождавшем императорскую яхту «Штандарт», Ганзен привез 60 этюдов, посвященных флоту. Иллюстрированный им альбом «Российский императорский флот» — это история Русского флота от ботика Петра Великого до подводных лодок времен первой мировой войны. Его батальные картины были выставлены на выставке «Война» в Петрограде, а рисунки иллюстрировали морские сражения в журнале «Летопись войны» 1914 — 1915 годов. Военное Ведомство стало основным его заказчиком.

Спустя 20 лет последняя выставка Алексея Ганзена будет посвящена флоту, но на этот раз флоту Далмации — от первых парусников до крейсера «Дубровник». Прекрасно зная конструкции военных судов, он писал их с «портретным сходством» независимо оттого, немецкий ли это крейсер «Кенигсберг», русский миноносец «Живой» или английский флот в Дарданеллах.

Революция буквально ворвалась в жизнь в тот момент, когда, судя по письмам, больше боялись немецкой интервенции. Семья жила в небольшом имении Роман-эли близ Старого Крыма, завещанном И. К. Айвазовским своей второй дочери Марии Ивановне Ганзен. Спустя три года Алексей Ганзен покинул Россию с болью в сердце, с кистью в руках и с мыслью, что «искусство сильнее смерти». Жизнь начинать приходилось заноно.

Его первыми критиками и покупателями стали матросы с английского парохода «Рио-Парзо». Ганзен выехал из Одессы в январе 1920 года, а в ноябре того же года в Загребе прошла первая его выставка. Критика по достоинству оценила творчество «талантливого внука великого деда». Ганзен никогда не стремился угодить публике, ни в молодости, когда к нему в Париж с заказами приезжал богатый предприниматель из Америки, и он писал до 100 картин в год, ни уже будучи зрелым мастером, когда его картины раскупались коронованными особами.

Красотой своих дивных картин он прославил Адриатику в Италии, Чехии, Бразилии, Аргентине. С фотографической точностью его картины отражают множество мест и пейзажных красот Средиземноморья. На них море — главный источник и объект художественного вдохновения и труда. По словам искусствоведа Иво Шишевича, «его марины служат известной пропагандой Адриатики, поскольку он истинный художник-поэт Адриатики».

Награды Франции и России. Две персональные выставки в Париже — этом «центре мировых искусств». По словам доктора Франта Валеша, Алексей Ганзен был высокообразованным, культурным европейцем, творившим искренно и бескомпромиссно. И упорно трудившимся над всякой «мелочью» от молодых лет до смерти.

Его не стало 19 октября 1937 года. На православном кладбище в Дубровнике он похоронен рядом с внуком, женой и многими русскими. На каменной плите лежит мраморная палитра, на которой надпись: «Художник Алексей Васильевич Ганзен». Здесь море и солнце Адриатики и нет цветов из России. А на полотнах в Феодосии и Риеке, в Чехии и Аргентине «его утренние мотивы залиты летним солнцем. Его лунные ночи с серебристым отражением в воде напоминают серенаду, а заход солнца за морем пробуждает грусть и покой...».

Ирина Касацкая

Последние статьи

Все статьи

Картины художника – мариниста Алексей Ганзена. Темы, события, истории картин.

По воспоминаниям современников художник-маринист Алексей Васильевич Ганзен (1876-1937) был высокообразованным, культурным европейцем, творившим искренно и бескомпромиссно, упорно трудившимся над всякой «мелочью» от молодых лет до смерти.

Читать полностью

Айвазовский – чистокровный армянин, или Буря в стакане воды по-турецки

Стены президентской резиденции Турции украшены полотнами выдающегося мариниста армянского происхождения Ивана (Ованеса) Айвазовского. Об этом свидетельствуют многочисленные фотографии с места официальных встреч президента Реджепа Тайипа Эрдогана.

Читать полностью