Вячеслав Прытков. Подарок Государя.

«Море  оперного  цвета
Шелковало  вдалеке.
Роза  жаждала  рассвета
Чтоб  увясть  в  твоей  руке.

Море  было  так  небесно,
Небо – морево. Суда
В  отдаленьи  неизвестно
Шли  откуда  и  куда.»
               
                «Полдень  первого  дня.»
                И. Северянин   (Далматинский  цикл)

Земли  Сербии, Хорватии  и  Словении. Многокилометровая  полоса  берега  Адриатического  моря  от  Котора  (Бока  Которска)  до  Сушака  с  Фиуме. На  ней  лежат  старые  славянские  города – Котор, Дубровник  с  пригородом  Груж  и  длинной  синей  бухтой  Омбла, Макарска, Сплит, Шибеник  и  др. Берега  эти  тесно  связаны  с  Россией. Дубровник  (древняя  Рагуза)  знавал  загадочную  княжну  Тараканову, графа  Орлова, адмирала  Сенявина, Которской  бухте  известны  имена  Войновича  и  Змаевича, служивших России.
Прославились  ещё  эти  земли  благодаря  имени  внука  И. Айвазовского – художника – мариниста  Алексея  Васильевича  Ганзена  (1876 – 1937).


С  балкона  виллы  «Олимпия», которую  А. Ганзен  приобрёл  в  1922  году  после  эмиграции  из  России, открывался  великолепный  вид  на  расстилавшийся  вдали  залив  Груж. Кто  знает, возможно, своё  название  последнее  пристанище  художника – эмигранта  получило  в  честь  имени  его  жены – Олимпиады  Васильевны  (Мурузи) – вдовы, вышедшей  замуж  во  второй  раз  и  имевшей  уже  двух  сыновей – Константина  и  Владимира  от  первого  брака. Открывавшаяся  на  море  и  острова  панорама  издревле  потрясала  селившихся  здесь  жителей, а  обилие  солнца, воды  из  местных  источников  позволяли  выращивать  виноград, оливки, апельсины, инжир  и  другие  фрукты.

Алексей  Васильевич  в  послеобеденные  часы  обычно  выходил  на  балкон, где  набрасывал  свои  эскизы, либо  подолгу  вглядывался  в  голубые  дали  расстилавшейся  бухты  Омбла, вспоминая  минувшее.
На  память  пришли, ставшие  уже  далёкими  события  прощания  с  Одессой, когда  он  вместе  с  женой, совершенно  не  имея  средств, покидал  родину  на  английском  корабле  и  чтобы  как – то  заработать  кое – какие  деньги, продавал  английским  морякам  свои  рисунки, исполненные  на  палубе  прямо  у  них  на  глазах.

Оказавшись  на  благодатной  земле  Далмации, под  Дубровником, он  много  писал, его  картины  получили  признание  и  успешно  продавались  даже  королевским  домам  Югославии, Румынии  и  Италии. Главную  улицу  Дубровника – Страдуну  украшали  его  марины.
Внезапно  раздумья  художника  прервал  звонкий  мальчишеский  голос:
«Дедушка, а дедушка! О  чём  ты  так  задумался?» -  воскликнул  подбежавший  внук  Миша – сын  Константина  и  Варвары  Мурузи.

«А, это  ты, Мишенька. Да  вот  вспомнил, как  я  приехал  сюда   когда – то.»
«Слушай, дедушка! Расскажи  мне  что – нибудь  интересное, я  знаю, ты  однажды  выходил  в  море  на  большом  русском  корабле», - попросил  внук.

«Хорошо, Мишенька. Я  это  запомнил  на  всю  жизнь. Дело  было  ещё  в  России. Нарисованные  мною  картины  многих  военных  кораблей  нравились  морякам, и  меня  пригласили  совершить  поход  на  новом  крейсере  «Адмирал  Макаров», названный  в  честь  погибшего  на  войне  знаменитого  человека. Крейсер  назначили  охранять  самого  русского  Государя  Императора  во  время  его  плавания  на  собственной  яхте  «Штандарт»  в  Германию, Францию  и  Англию.
Вышли  мы  из  Кронштадта, с  нами – ещё  один  крейсер  «Рюрик»  и  два  миноносца  «Эмир  Бухарский»  и  «Москвитянин». Везде  нас  торжественно  встречали  и  провожали  корабли  тех  стран, куда  мы  заходили, а  в  честь  визитов  устраивали  фейерверки  и  салюты.

Особенно  запомнилось  посещение  Англии, где  участвовал  почти  весь  английский  флот – 400  кораблей! Наш  Государь  повидался  с  английским  королём  на  его  яхте  «Виктория  и  Альберт». Поход  длился  чуть  больше  двух  недель, а  когда  мы  вернулись  домой, Государь  побывал  на  крейсере  «Адмирал  Макаров»  и  поблагодарил  всех  моряков  за  службу.
Во  время  плавания  я  много  рисовал  и  решил  подарить  одну  картину  самому  Государю, называлась  она  «Яхта  -Штандарт», но и я  получил  от  него  подарок – красивую  булавку  с  изображением  герба  России, украшенную  бриллиантами.»

«Как  здорово, дедушка! Ты  молодец!» - обрадованно  произнёс  Миша.      …………………………………………………………………………………………………………………………………..
Тот  1909  год  стал  особенным  для  Алексея  Васильевича  Ганзена, помимо  совершённого  плавания  ему  предложили  должность  художника  при  Морском  министерстве  России.  Он  продолжал  рисовать  корабли  и  море. В  1916  году  вышел  целый  альбом  его  картин  «Российский  императорский  флот», со  временем  ставший  настоящей  редкостью  среди  художественных  изданий.
А. Ганзен  оставил  после  себя  свыше  3000  полотен, но  большинство  из  них  осели  в  частных  коллекциях, а  среди  известных -  «Линейный  корабль  Царевич  и  эсминец  типа  Всадник», «Залп  линкора  Гангут», «Эсминцы  Финн  и  Новик», «Бой  св. Евстафия  с  Гебеном»  и  многие  другие.

ЖАЛЬ, ЧТО  РОДИНА  ВО  ВРЕМЯ  РЕВОЛЮЦИИ  НЕ  ОЦЕНИЛА  И  НЕ  РАСКРЫЛА  ТАЛАНТ  ХУДОЖНИКА – МАРИНИСТА, ВНУКА  ВЕЛИКОГО  И. АЙВАЗОВСКОГО.

Примечание: А. В. Ганзен был  сыном  второй  дочери  И. Айвазовского – Марии  Ивановны  и  Вильгельма  (Василия)  Львовича  Ганзена.

30  ноября  2019 г.                В. Прытков 

https://proza.ru/2019/12/01/1133?fbclid=IwAR0JalKCpJbQaYPgf8wsjCNaGOrKIvpl90ggfHhGYOXgf_38QQA22Z7lWIQ

#HanzenAlexis #Prytkov #Proza.ru

Последние статьи

Все статьи

Вячеслав Прытков. Подарок Государя.

(исторический очерк воспроизводится с разрешения автора)

Читать полностью

Репродукции картин Алексея Ганзена на благотворительных открытках.

В 1992 году в Феодосии с размахом отмечали 175-летие Ивана Константиновича Айвазовского. По случаю юбилея в городе прошла научная конференция, посвящённая творчеству великого мариниста, на которую пригласили и меня - рассказать о другом талантливом художнике, писавшем море - внуке и ученике Айвазовского - Алексее Ганзене.

Читать полностью